Подслушано в четверг 10 мая 2018
10 мая 2018  |  Приколы

Моей прабабушке было всего 10 лет, когда её застала война. Девочек из её села немцы согнали работать на завод — труд был далеко недетским, и многие сбегали в близлежащие леса. Прабабушка осталась, потому что на её плечах было четыре брата и сестричка. Когда немцы начали забирать женщин и детей из села в Германию работать, она, маленькая девочка, поленом растрощила себе ногу, ведь калек не забирали. Так до конца жизни и промучилась с этой ногой, но все её братья и сестра пережили то страшное время.

******

Дедушка особо не рассказывал про войну никогда, в то время он был еще ребенком. У него воевал отец, был летчиком, присылал талоны на еду, а дедушка жил со своей тёткой и ее детьми, так те умудрялись его долю делить между собой, а ему ничего не оставалось. Обижали его очень сильно. Еще у тетки была коза — единственная кормилица. Не знаю, что стало последней каплей для дедушки, но после сильной ссоры он ночью зарубил козу, закопал где-то в огороде и сбежал. Сел на поезд и уехал в неизвестном направлении. Потом его проводники сняли на станции Рузановка, стали выяснять кто такой и откуда, а он не признался, поэтому дали ему фамилию в честь станции — Рузанов. В 80-х годах мама рассказывала, что его искали родственники, та самая тетка и сестры, но он так и не вышел с ними на связь, и родным запретил.

******

Прадед прошёл всю войну, побывал на разных линиях фронта, под разным командованием. Было это летом, наши сражались с фашистами, тот бой был заведомо проигрышным... Рядом с прадедом и его другом разорвался снаряд. Прадеда сильно ранило в ноги, другу повезло меньше, ему осколок попал в живот. Пришел приказ отступать. Прадед, превозмогая ужасную боль в ногах, тащил на себе друга через лез перебежками. Прятал его под ветками, чтобы пробраться с каской к реке и набрать воды. Они выжили, вместе дошли до Берлина, но прадед всю жизнь мучился от болей в ногах и постоянно открывающихся кровотечений.

******

Мой прадедушка ушел на фронт в первые дни войны вместе с другом. Его определили водителем к генералу. Спустя какое-то время он встретился со своим другом, и тот сказал, что его посылают на передовую, но он очень боится, боится не выдержать. Тогда прадедушка, который был в хороших отношениях с генералом, попросил поменять их местами и отправился на передовую вместо друга. Там он погиб. Друг после войны вернулся живым, но до конца жизни говорил, что живет только благодаря моему прадеду.

******

Мой родной дедушка — ветеран ВОВ, и также воевал с японцами. Вернулся домой только в 1948 году раненый, вся грудь в орденах и медалях. Он часто рассказывал своим детям о своих подвигах, где и с кем сражался. Я родилась, когда он уже был старенький. Мне было восемь лет, я спросила у деда про ордена и медали, хотелось посмотреть. Мать (его дочь) меня одёрнула, но дед тоже захотел их посмотреть. Говорит, что давно не видел их. Как оказалось, орденов и медалей давно уже не было. Старшие внуки-сыновья старших детей деда всё распродали, ни одной не осталось. Даже дедушка не знал об этом. Мне тогда так обидно было, и я часто вспоминаю слезы деда. Сухими морщинистыми кулачками вытирает он свои больные глаза... Очень обидно, что даже родные внуки не уберегли дедушкину память.

******

Моя бабушка убежала на войну с подругой, подговорив её, когда им было по шестнадцать. Подруга вскоре погибла, а бабушка связисткой дошла до Вены. Боевое ранение, орден Красной Звезды, медаль за отвагу. Но, вернувшись на Родину, она так и не нашла в себе силы пойти к маме своей подруги, она чувствовала свою вину перед ней за то, что жива. А потом умерла и мама этой девочки, а бабушка до последних дней корила себя за малодушие.

******

Моему дедушке было 17 лет, когда призвали на фронт. В бою был дважды ранен, попал к немецким захватчикам в плен и был вынужден переводить для немцев. За это его ещё долгие годы после войны презирали свои же люди. В взводе было 23 человека, домой вернулись только дед, раненый в ногу осколком гранаты, и сосед без правой руки. Получив серьёзное ранение в ногу, дед полз 15 км до пункта первой помощи, по прибытии вылил полный кирзовый сапог крови. Помню, как он показывал этот осколочек мне маленькой, надевал девятого мая пиджак, усыпанный орденами, а я и не понимала тогда, какая за этим всем огромная история, сколько боли и смертей. Ушёл дед на 83-м году жизни, до конца оставаясь в рассудке.

******

Моя бабушка пошла на войну в 17 лет, приписав себе год. Сначала была санитаркой, на хрупких плечах вытаскивая раненых. Затем она стала связисткой и в Польше была контужена. В один из майских жарких дней, когда вовсю цвела сирень, было затишье. Моя бабушка и три ее подруги вышли на речку отдохнуть, искупаться и хоть немного забыть о войне. Хотелось побыть обычными 19-летними девочками, помечтать и поделиться планами на послевоенные годы. Но вдруг одна из подруг начала падать, изо рта пошла кровь. Потом еще одна и еще. Снайпер. Моей бабушке удалось уцелеть. Единственной из подруг, встретившихся еще в 41-м. После этого было еще много битв, много смертей и долгие годы мирной жизни. Но до самой смерти моя бабушка вспоминала май, сирень и своих подруг, навечно оставшихся молодыми.

******

Бабушка работала на заводе во время войны, делали Катюши. Дедушка тоже. Бабушке было 15, деду 16. Вставать на работу надо было в пять утра, идти далеко через кладбище, страшно. На заводе работали раненые солдаты. Бабушка рассказывала, что боялись их девчонки молоденькие. Иногда, когда сил не было идти домой, ночевали на заводе в кабинах Катюш. А просыпались утром с нарисованными углем бородами и усами — "страшные" солдаты шутили)

******

Сосед был ветеран. Сколько мы его просили рассказать о войне, никогда не говорил. Говорил только: "Бегите, играйте, ради вашего смеха, ради вашего топота мы там стояли до конца". А 9 мая он выпивал 100 грамм и пел во дворе фронтовые песни. А мы, детвора, бегали вокруг и подпевали. И для меня это был лучший день в году.

******

Мой дед был призван в армию в 1939 году из маленького казахстанского села, до этого был учителем. Вернулся в середине войны без правой руки — ампутировали чуть ниже плеча. Так он рассказывал, что в кино все врут, никто не кричал "за Сталина" — какой Сталин, когда одна мысль: выживешь в этом бою или нет, — чувствовал себя пушечным мясом. Раненых было так много, что не хватало мест в палатках, не успевали вывозить в санчасть, они просто замерзали и умирали от переохлаждения. Забирали в госпиталь в первую очередь неходячих. Он, видя, что начинается гангрена и понимая, что умрет от этой раны, сам заплатил двум санитарам, чтобы забрали его в госпиталь, приехал туда и попросил отрубить руку, но спасти ему жизнь. После войны проработал всю жизнь учителем в родном селе, родил и вырастил девять детей, умер в 95-м.

******

Бабушка рассказывать что её папа, когда пришел с войны, сначала ничего не рассказывал, а когда по телевизору показывали фильмы про войну, он сразу уходил, говоря, что на самом деле в окопах когда сидели, сырое мясо лошадей мертвых ели, чтобы не выдать, где они сидят.

******

Мой дедушка и бабушка — герои. Дедушка закончил Свердловское военное училище. Был артиллеристом, участвовал в битве за Севастополь, получил ранение. В госпитале познакомился с медицинской сестрой, моей бабушкой. Она ухаживала за ним, выхаживала, кормя из ложечки, помогая заново сидеть, шевелить конечностями. Помню, как она трепетно отзывалась об «этом мальчике». Они обменялись своими адресами, когда дедушка снова уходил на фронт, а бабушка отдала ему свой крестик. В 1945 году, дойдя до Вены, дедушка вернулся на Родину, был представлен к награде, имел орден красной звезды. Через два года бабушка не могла поверить, солдатик из госпиталя стоял на пороге ее дома, на его шее был ее тот самый крестик. Они прожили непростую жизнь, они пережили загубленную молодость. Их не стало с разницей в два года — в 1988 году умерла бабушка, в 1990 — дедушка.

******

Весной 42 года прабабушка проводила на войну двух своих сыновей, оба пропали без вести: один через два месяца, другой через три. Младшему было 19, старшему 28. Прабабушка поседела сразу. Моя бабушка рассказывала, что, когда объявили о Победе, народ в селе ликовал, а прабабушка забежала в дом, кинулась под образа и горько плакала. Потеряла единственных сыновей во имя Победы.

******

Дед не ел пшенку. Никогда не акцентировал на этом внимание. Ел всё, но не ел пшенку. Уже после его смерти узнала от бабушки, что, будучи на фронте, сидели они и обедали пшенной кашей. Моего деда, как самого молодого, послали за солью. Пока он бегал, началась воздушная тревога. Когда он позже вернулся, трупы его товарищей вперемешку с пшенкой лежали.

******

У нас в селе очень много бабушек, которые во время войны попали к немцам, на них врачи ставили опыты. Поскольку у них не было детей, они даже как-то не задумывались почему, пока одна их этих бабушек не попала к нашему хирургу. У них были шрамики до одного см — на них учились перерезать трубы.

******

В село к прабабушке солдаты пришли, которых в Сталинград отправлять должны были, да и по домам их расселили. Жил у них в то время паренёк, а жена у него беременная была. Письма ей писал, пока стоянка была. Как тронулись они в путь, пришло письмо на следующей день, что жена его дочку родила, но он об этом не узнал. Письмо пришло на бабушкин адрес, они пытались переслать его на фронт, но уже было некому. Погиб…

******

Во время войны, когда начался страшный голод, мой прадед работал машинистом поезда, который доставлял провиант на фронт. Однажды ему не повезло, во время рейса началась авиационная бомбежка, задевшая некоторые вагоны, поезд с грузом загорелся, и его пришлось остановить вблизи одного из сел. Селяне быстро набежали, они похожи на скелеты, обтянутые кожей, поэтому прадедушка позволил им вытащить из поезда все то немногое, что пока не успел повредить огонь. Немногим позже об этом случае стало известно властям, его осудили, не став слушать доводы о том, что это неизбежно бы сгорело и так. Отправили в ссылку, где он пропал без вести.

******

Прабабушка молодого человека была родом из Петербурга. В блокаду выживать приходилось буквально каждый день. Трупы умерших от голода на улице вообще не удивляли — обессилевшие люди просто переступали через них и шли дальше. Как-то зимним вечером прабабушка моего парня зачем-то выглянула в окно и остолбенела: на улице, сидя на корточках, их дворник жрал тонкую женскую руку. Хозяйка руки лежала в снегу неподалеку — умерла от голода... Видно было очень хорошо, в Ленинграде не было электричества, а снег только отсвечивал. С тем дворником женщина старалась что во время, что после блокады (а он выжил) не пересекаться. Когда на улице видела, на другую сторону переходила.

******

Мой сосед, переживший войну, был поляком по происхождению. Он и его родители бежал из Варшавы на восток, надеясь, что коричневая чума не доберётся так далеко. Увы, добралась. После смерти родителей он примкнул к партизанам, став жить в одесских катакомбах. Он до самой смерти помнил, где и как там что было расположено, и лично знал Яшу Гордиенко. Рассказывал, как больно было идти по Дерибасовской, которую назвали улицей Адольфа Гитлера, и мимо филармонии, где тогда было гестапо. Целые отряды своих и чужих терялись в лабиринте каменных коридоров навсегда, сходили с ума, не выдержав жизни под землёй. Он никогда не отмечал девятое мая. По его словам, он закрывал дверь в комнату, зажигал свечу в память тем, кто не вернулся, молился и плакал. Он говорил, что фраза "Праздник со слезами на глазах" — самое лучшее описание.

******

Бабушка приехала из деревни в Ленинград поступать в институт. 1939 год. Сирота круглая, с собой из вещей — два платья. Поступила в педагогический. отучилась два года — началась война. Осталась в Ленинграде, прошла добровольцем на фронт. Она работала санитаркой (медсестрой) на Дороге Жизни. В блокаду начала курить, говорит, курение голод заглушал. Очень морально тяжело было — в Ленинград постоянно машины по Ладоге отправляли, как лёд устанавливался. Но фашисты, естественно, бомбили, бабушка после обстрела выезжала на место, но часто и спасать некого было — машины с людьми в воду проваливались и тонули. Однажды бойца раненого вывозили, потерял много крови, замерзал. Бабушка сняла полушубок и его накрыла, сама ехала в одной гимнастёрке. Она невысокая была, поэтому крупных бойцов тяжело было тащить. Говорила: "Тащишь и плачешь от тяжести, а куда деваться, спасать надо".

******

Моя бабушка не была на фронте, но это не умаляет ее подвиг и подвиг таких же девушек, как она! Эти девушки, девочки, полуголодные преодолевали сотни километров пешком, чтобы рыть окопы на подступах к Калинину (Тверь), жили в землянках, попадали под обстрелы, трудились в тылу на благо Родины и Победы. А потом восстанавливали села и города из руин — сажала сына в перевёрнутую табуретку, привязывала веревками, в руку корку хлеба и уходила на шесть часов пахать поля, впрягаясь вместо лошадей; растили детей в условиях голода и разрухи. И ни разу я не слышала от неё жалоб на тяжелую и горькую судьбу.

******

Моей прабабушке было лет 11-13, когда началась война. Их деревню захватили немцы, составили в шеренгу и начали просто расстреливать. За ней стоял старик, он толкнул её назад, со словами: "Рано тебе ещё помирать, успеешь", — и его застрелили вместо нее. Так как он её назад толкнул, она упала в яму с мёртвыми. Пролежала она там достаточно времени, потом по темноте вылезла и убежала.

******

Моя бабуля была совсем маленькой, когда к нам пришла война. Это было очень тяжелое время, унёсшее миллионы жизней не только на войне, но и из-за голода. Мой прадедушка (ее папа) тоже погиб, оставив свою Наденьку одну с тремя детьми. Она не унывала и никогда не подавала вида, готовя невероятные вещи практически из «топора». Как-то утром она суетилась на кухонном уголке, пока дети играли на крыльце, когда через окно в дом заглянул молодой солдат с широкой улыбкой: “Хозяйка, я тут мимо проходил, смотрю — рыба под окном лежит. Что же вы еду разбрасывайте”, — и кладёт на подоконник три серебристых рыбы среднего размера, и уходит. Конечно, рыбе у них в семье взяться было неоткуда, этот юноша просто решил сделать доброе дело. Бабушка до сих пор рассказывает с улыбкой на лице и слезами, потому что в тот день им нечего было есть, и солдат просто их спас.

******

Моя прабабушка была деревенской знахаркой. Лечила людей и скот, многие благодарили продуктами. Жили неплохо, многие ей завидовали. Был у неё сын, который в войну пошёл партизанить. Во время оккупации односельчане донесли, немцы пытали и повесили её на дереве в назидание. Но она сына не выдала. Сын узнал, пришёл ночью, снял с дерева и похоронил в лесу. А на обратном пути задела его шальная пуля насмерть. Где он похоронил мать — никто никогда не узнает. Одному лесу известно…

******

Мой прадед прошел всю войну пехотинцем, а погиб в апреле 1945, буквально за несколько недель до великой Победы. Долгое время мы не знали, где он похоронен, делали много запросов в архивы и в итоге нашли! Похоронен в Польше, в маленьком городке Бранево, на запад от Гданьска. Прадед моего молодого человека попал в 1941 под Мариуполем в плен, потом по перераспределению на авиа-завод, где он и другие пленные собирали фокке-вульфы. Конечный результат всегда просматривал немец, и если что-то было не так, то всю бригаду сразу же расстреливали. А прадед наловчился крутить детали так, что при осмотре самолет был идеальным, а при определенном уровне высоты болты не выдерживали и обшивку с самолета срывало. Летчик, понятное дело, погибал. Вот такой вот вклад в нашу Победу, даже сидя в плену у немцев.

******

Бабушка с мамой очень ждали прадеда, жили в деревеньке в Поволжье, жить как и всем в войну было тяжело. А ее отец в это время был в Подмосковье, замполитом полка, в одном из боев был ранен и доставлен в медсанчасть, где познакомился с медсестрой. Она выходила прадеда, да не просто выходила — образованная, столичная девушка просто влюбила его в себя, куда уж там было моей прабабушке до нее, обычной селючке. Так он после войны и не вернулся к бабушке в деревню, оставил бывшую жену и маленькую дочку, а сам с новой женой уехал в Москву. Доработался до высших чинов в министерстве обороны, герой войны, народил сына и отказался иметь какие-то общие дела с бывшей семьей. Так моя бабушка потеряла отца еще при жизни, прабабушка одну ее воспитывала, ни с кем так и не сошлась. Какое-то время жили на грани нищеты. Не отец, а его жена писала им, что у бабушки есть маленький брат, предлагала приехать в Москву учится в вузе, но потом и это прекратилось. Связь со временем потеряли, но бабушка так и не смогла простить такое предательство от отца.

******

Мой прадед прошёл всю войну, будучи простым рядовым шофёром. Однажды, во время боя, он должен был привезти снаряды для артиллерии, но пока его не было, его батарею захватили немцы. Прадед вернулся в самый жар боя и тут же оказался в плену. Через месяц сбежал, попросился на ночлег в одном из домов в ближайшей деревне, но хозяин его выдал. Прадеда снова забрали в плен, и он снова сбежал. Всю войну прошёл без единого ранения, только контузило немного.

******

Когда пришла война, дедушке было всего три года. Его отец умер за год до начала войны, не оправившись от последствий первой мировой. Он вспоминал войну не часто, но говорил о ней, как о самом страшном событии своей жизни. Его мать была ещё молода, когда осталась одна с тремя детьми. Она смогла сохранить и вырастить всех, и спасла им жизнь, обкорнав свои красивые густые волосы уродливыми клоками, испортив красоту, чтобы только немецкие солдаты, принявшие это за болезнь, побоялись зайти к ним в дом. Не тронули ни её, ни детей.

******

Прабабушка прошла войну партизанкой. Потеряла на войне мужа и отца. Дважды была под угрозой расстрела. Второй раз из рассказов ее дочери (моей бабушки) очень хорошо запомнился. Будучи глубоко беременной (8 месяц), она была выведена "из строя" и поставлена на кухню. В один чудный вечер она варила холодец. Наварила огромную кастрюлю, вынесла на улицу, чтобы тот застыл (была зима). Двое парней, стоящих в карауле, учуяли запах и не удержались — похлебали ещё жидкого холодца, а после долили сырой воды в кастрюлю (этого делать категорически нельзя!). Утром отряд поел, пора в наступление, а у всех понос. Разумеется, кто готовил, тот и отвечает. Повели беременную бабушку на расстрел. Все так бы и закончилось, если бы один из тех парней, что подставили ее, не сознался. Парня расстреляли. Прабабушка в итоге родила нормальную здоровую дочь без каких-либо отклонений.

******

В глубоком детстве я часто любила бывать в гостях у соседки. Она была очень старенькой, за ней ухаживала её дочь. Бабушка в основном лежала, мы маленькие для неё были отдушиной. В моменты, когда ей становилось легче, она садилась в кресло, кутая ноги в плед, и начинала рассказывать истории из своей жизни. Это были истории про войну. Истории о том, как она потеряла сына, как его забрали враги, а она пообещала ему, что они ещё встретятся. Что она обязательно его найдёт. Но... Она его не нашла, хоть и пыталась, а потом время взяло своё. Время вообще — самое безжалостное, что есть на этой планете. Могло бы оно хоть немного замедлить свой ход, и они бы обязательно встретились. А так... Уже седой старик приехал, нашёл родных и могилу матери. До сих пор слезы наворачиваются, когда вспоминаю его радость, а потом отчаяние. Не успел.

******

Я жила в своё время в коммунальной квартире, и была у меня там очень интересная соседка. Ей на момент смерти было 88 лет. Когда началась война, только исполнилось 14. Отца её расстреляли сразу как еврея, мать постигла та же участь. Она, чтобы спастись, бежала и сидела несколько месяцев в подвале жилого дома, пока Одесса была в оккупации. Как она там выжила на одних крысах — одному Богу известно. Однажды дверь в подвал открылась, и на пороге она увидела человека с винтовкой в руках. Румынский солдат не тронул её, сделав вид, что не заметил, а на пол бросил черствую краюху. По словам уже пожилой соседки, ничего вкуснее в своей жизни она не ела. Однако на следующий день солдат вернулся, и ее забрали в плен. Моя соседка пережила концлагерь, весь остаток жизни носила одежду только с длинным рукавом, чтобы её татуировку не было видно. Она не любила об этом вспоминать, но говорила, что если ад существует — он был там, в Аушвице. Когда узников освободили, 16-летняя она была полностью седой. После войны осталась в Германии на долгих 40 лет, став учительницей русского языка. В родную Одессу вернулась уже после смерти мужа.

******

Два моих прадеда познакомились на фронте под Москвой в 42-м. Оба прошли войну, вернулись домой живыми и практически здоровыми (один без зубов, второй без пальцев на руках (граната)), оба дошли до Берлина, после Победы вернулись домой (Украина и Тульская область) и потеряли друг друга. Однако через 20 лет их дети (мои бабушка и дедушка) поженились. Когда они знакомили родителей, прадеды узнали друг друга. Бабушка говорит, что счастливее людей, чем они в тот момент, не видела никогда. Такая вот встреча спустя время. Оба прожили долгую счастливую жизнь, умерли в 90-х с разницей в год. Печально, но я их не застала, поэтому эту историю знаю только со слов бабушки да ее брата, одного из редакторов Книги Памяти Калининградской области.

******

В 1941, в начале войны, в нашу станицу вошли немцы и всех мужчин согнали в плен. Три дня пленных держали под оврагом и частично переправляли через Кубань, там у немцев был лагерь. Мой дед был одним из тех, кого забрали в плен. Судьба пленников была ясна. Но его жена, моя бабушка, ночью, с подругой, пробрались через Кубань, плыли под водой и дышали через камышину, чтобы их не заметили, смогли найти узников в соседней станице и им удалось освободить из плена несколько человек. Мой дед после прошел всю войну, но всегда вспоминал подвиг своей Миланьи, как она его спасла.

******

Помню, в школе дали задание «Рассказ Ветерана», и я докапывалась до деда, а он все отмахивался. И я стала прям как дятел долбить его — мне же надо! Оценки, сочинение — все дела... Мне казалось это таким важным, прям смерть, если не напишу. Ну и дед посадил меня перед тетрадкой и продиктовал 27 имён мужских и женских. Каждое имя с новой строчки. Половина его класса, друзья из деревни и просто сослуживцы — тех, кто в госпитале умер. Мне так стыдно было тетрадь сдавать: у всех сочинения, а у меня... Некоторые сочинения зачитывали на школьной линейке, моё — нет, а вот на празднике, перед приглашёнными ветеранами (и мой дед был) сделали минуту молчания и зачитали «мое сочинение» со словами: «Память в Именах»... Давно было, даже простой телефон не в каждом из домов был. До сих пор помню.

******

Когда прогремел 1941 год, моей бабушке было всего одиннадцать лет. Папа ушёл на фронт, а ей с мамой пришлось оставить недостроенный дом под Воронежем и вернуться в родное село Криворожье к родителям отца. Поскольку в селе практически не осталось мужчин, вся мужская работа легла на хрупкие плечи оставшихся женщин. Бабушкина мама стала работать конюхом при колхозе, тетка трактористом, а бабушку назначили почтальоном. Первое время работа очень вдохновляла, она носила письма от ушедших на войну родным. Ежедневно обходила своё и несколько близлежащих сел, и на каждой улице ждали прихода маленького человечка с огромной сумкой через плечо, несущего весточку от родного человека. Но спустя какое-то время писем практически не стало, их заменили извещения о гибели военнослужащего — похоронки. На соседней улице жила тётя Анна, которая отправила на фронт мужа и трёх сыновей... На прошлой неделе маленький почтальон вручила ей похоронку на мужа, а на этой пришли ещё три — на всех её мальчиков. Бабушка не смогла ей отдать их сразу, обходила стороной улицу, где жила тётя Анна и, если встречала её в нерабочее время, переходила на другую сторону дороги, чтобы случайно не столкнуться с ней. Это длилось до тех пор, пока Анна сама не подошла к бабушке, произнеся: "Не обходи меня стороной. Знаю, что Васятки и Димочки моих нет уже в живых". И маленькие трясущиеся детские руки передали три извещения о гибели...

******

Когда мне было восемь лет, я смеялась со своей бабушки, когда она в грозу и ливень бегала закрывать ставни. Поумнела я только лет в 12, когда узнала, что бабушка — беженка из концлагеря, а ее сестра подорвалась на мине, когда они убегали. Бабушки уже давно нет, а я так и не сказала ей, что была глупым ребенком.

******

Мой дед был участником Сталинградской битвы. Там получил множественные осколочные ранения, прятался в танке раненым, там его и нашли. Ноги спасти не удалось, одной не было по колено, в другой не было стопы. 50 лет он пробегал на тяжеленных костылях, как мальчик. Многие соседи даже не знали, что он без ног. Я видела эти раны от костылей, мозоли на культях, но он не жаловался никогда. И мне стыдно ныть, когда что-то болит, в память о нем.

******

В блокадном Ленинграде в 1942 году моя бабушка, на то время 19-летняя девушка, держа оружие и сидя в окопе, чуть не умерла от страха, когда наступили немцы. Их оставалось в живых около 24 человек, немцы ушли, ранив и убив больше половины. Бабуля тащила на себе деда километры до госпиталя. Деда еле спасли. Сняв шапку, все волосы у нее были уже выпавшие (осталась лысой от страха и нервов). После они поженились и прожили 68 лет вместе. Она умерла через год после деда.

Вчерашние секреты находятся ЗДЕСЬ
   Просмотры: 2 822
Не забудьте проголосовать за пост. Нам важно Ваше мнение:
  • Нравится
  • +17
  • Не нравится
Проголосовало 19 человек(а)
Загрузка...

Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем. Регистрация займет пару минут и позволит Вам принимать активное учатие в жизни сайта: комментировать новости, выставлять рейтинги, общаться с другими посетителями сайта.
Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Загрузка...